Счастье по шопенгауэру это

Счастье по шопенгауэру это Мужчинам

Автор статьи: Психолог, Онкопсихолог

От автора: Статья представляет собой краткое изложение моего личного осознания и восприятия первой главы философского труда выдающего немецкого мыслителя Артура Шопенгауэра «Афоризмы житейской мудрости».

Счастье — это одно из тех неточных понятий, с которыми мы никогда не соглашались на протяжении всей истории. Мы разделяем идею о том, что это определенное чувство полноты и блаженства, но каждый человек приходит в это состояние по разным причинам. На самом деле многие утверждают, что это даже не состояние как таковое, а мимолетное восприятие.

Шопенгауэр разработал концепцию счастья, основанную на благоразумии и этике. Ниже представлены 5 правил, которые сделают вас счастливыми.

Счастье по шопенгауэру это

На данном сайте в общих темах, да и в статьях, заметках коллег часто поднимается вопрос о счастливой жизни в семье, счастье в профессиональном плане и т.д.

Каждый видит по-своему.

Предлагаю мнения двух известных людей:

По Шопенгауэру «негативное счастье» — отсутствие несчастья.

Оказывается Артур Ш. написал типа методички на эту тему. «Искусство быть счастливым»

Вот основные постулаты:

«1. Избегать сравнений, чтобы не впасть в зависть

Первое из правил Шопенгауэра для счастья — избегать чувства зависти. По его словам, зависть — крайне негативная эмоция, которая погружает нас в постоянное состояние неудовлетворенности.

Это не позволяет быть счастливыми, поскольку мы проводим сравнения, которые неизбежно приведут нас на более низкий уровень. Поэтому чтобы избежать возможных страданий, необходимо ограничить сравнения, ведь каждый человек индивидуален.

2. Не беспокоиться о плохих результатах

Следующий совет Шопенгауэра принять неудачу, связанную с нашими неверными решениями и действиями. Философ предлагает приложить максимум усилий в любой момент, чтобы не чувствовать себя плохо из-за неудовлетворительного результата. Мы сделали всё возможное, поэтому нет причин чувствовать вину.

3. Всегда следовать своим инстинктам

Шопенгауэр знал, что некоторые люди креативны, а другие логичны. Некоторые больше склонны действовать, а другие созерцать. В конечном счёте, это правило счастья учит нас руководствоваться своим инстинктом: мы должны быть самими собой, чтобы лучше узнать себя.

4. Не зависеть от других

Четвертое правило мыслителя говорит очень простую вещь: счастье должно зависеть только от нас. Мы не можем быть разочарованы другими людьми, их решениями, которые находятся вне нашего контроля и поэтому не должны влиять на наше настроение.

5. Не переоценивать свои желания

Зная о своих ограничениях и не позволяя увлечься нереальными желаниями, мы сможем не чувствовать себя несчастными, когда не удастся их достичь. Давайте подумаем о том, где мы находимся и чего можем добиться. Конечно, можно мечтать, но мысли соизмеримые с нашими возможностями заставят чувствовать себя намного счастливее.

6. Контролировать свои ожидания

Среди правил Артура можно найти следующее: важно научиться корректировать свои ожидания и желания. Сделав это, возможно предотвратить преувеличенные ожидания от какого-либо проекта или человека, которые могут стать источником несчастья. В конечном счёте, речь идёт о более реалистичном взгляде на нашу жизнь.

7. Ценить то, что имеешь

Важно научиться смотреть за пределы наших материальных ценностей. Это не только не позволит впасть в зависть, но и поможет оценить то, что действительно важно в нашей жизни, включая личностные взаимоотношения.

8. Быть внимательнее к настоящему

Последнее правило связано со временем, которое мы проводим, думая о прошлом и будущем. Погружение в проблемы прошлого, не принесёт ничего хорошего. Необходимо признать, что решения, которые были приняты, невозможно изменить.

С другой стороны, тратя слишком много времени на то, чтобы представить себе будущее, мы будем несчастны, когда осознаем, что наши ожидания и желания не сбываются. Наслаждайтесь подарками, которые приносит настоящая и реальная жизнь.»

Мне они близки, а вам?

Текст данной публикации скопирован из Интернета или других открытых источников.

Я познаю мир. Философия
Губин Валерий Дмитриевич

ФИЛОСОФИЯ ПЕССИМИЗМА

Артур Шопенгауэр (1788—1860) родился в семье состоятельного купца и получил очень хорошее образование. Основное произведение Шопенгауэра, которое по сей день считается выдающимся памятником философской мысли, — «Мир как воля и представление». Но по выходе книги автора ждало жестокое разочарование, ее никто не заметил, не оценил, было продано лишь несколько экземпляров, и издатель спустя некоторое время предложил Шопенгауэру забрать весь тираж домой, В доме у философа он и хранился еще долгие годы.

Идеи Шопенгауэра оказались несозвучными его времени, полному оптимистических иллюзий о скором счастье всего человечества. Лишь в конце жизни к нему пришла известность, а после смерти и слава.

Артур Шопенгауэр, считавший себя учеником Канта, первым обосновал философию пессимизма. С его точки зрения, миром правит воля к жизни — некая биологическая по своей природе сила, которая и делает всех людей рабами. Это она заставляет человека познавать мир, чтобы лучше к нему приспособиться, это она заставляет нас жить во что бы то ни стало, цепляться за жизнь, даже если она тяжела или просто невыносима.

Вся человеческая жизнь — сплошные страдания и разочарования. Человек под влиянием воли все время чего-то желает: богатства, денег, комфорта, здоровья, продления жизни. Но эти желания никогда не удовлетворяются окончательно. А вскоре после того, как человеку удалось чего-то достичь, наступает равнодушие и скука. Между страданиями и скукой мечется человеческая жизнь.

Земное счастье — иллюзия. Жизнь большинства людей печальна и непродолжительна. Счастлив человек бывает лишь по видимости в редкие минуты. Когда жизнь дает обещания, она их не держит. А когда держит, то только для того, чтобы показать, как недостойно было то, чего мы желали. Поэтому счастье всегда находится в будущем или в прошлом, так что в настоящем человек никогда счастлив не бывает. Но будущее ненадежно, а прошлое — уже невозможно.

Мы не знаем, считает Шопенгауэр, трех высших благ жизни — здоровья, молодости и свободы. Пока они у нас есть, мы их не осознаем и не понимаем их ценности, а понимаем только тогда, когда утратим. Счастливые дни мы замечаем только тогда, когда они уступают место несчастным дням.

Жизнь — вовсе не подарок, рассчитанный на наши наслаждения. Если мы посмотрим на человеческое общество, то мы увидим всеобщую нужду, беспрерывные усилия, постоянные столкновения, бесконечную борьбу.

Все вокруг суетятся — одни в мечтах, другие в деятельности, поднимая неописуемый шум. Но где последняя цель всего этого? Последняя цель, по Шопенгауэру, оказывается весьма жалкой: поддержать на короткий промежуток времени жизнь.

Как бы ни была жалка жизнь, человек цепляется за нее из последних сил, воля к жизни сильнее разума, сам разум — продукт воли. Но какое значение имеет короткая отсрочка смерти, временное облегчение страданий, минутное удовлетворение желания — если все это уходит у нас из рук, а победа смерти несомненна?

Поэтому человек должен выйти из-под власти воли, подавить в себе всякие желания. Нужно понять, считает Шопенгауэр, что страдания — неизбежная часть нашей жизни, и если мы избавимся от одного, то неизбежно придет другое; если на время прекращаются страдания, то наступает скука, которая также является страданием. Если мы поймем это, нам удастся воспитать в себе равнодушие к страданиям. Ведь страдания, как и счастье, приходят не извне, а возникают изнутри человека. Подавить волю, перестать быть ее рабом, уменьшить тягостную заботу о собственном благополучии — таков единственно возможный путь мыслящего человека. Доступный, правда, немногим, кому дано понять, что жизнь — это вечный обман и вечные разочарования, что в мире нет ничего достойного наших желаний, стремлений и борьбы, что все его блага ничтожны. Тем самым мы преодолеваем господство воли.

Наверное, вы сами замечали, что когда чего-нибудь сильно и долго добиваешься, то, получив наконец желанное, никакой радости уже не испытываешь. Часто даже удивляешься себе: зачем тратил столько страсти и энергии на такую ерунду. Радость бывает только тогда, когда что-нибудь приятное или нужное тебе неожиданно сваливается на тебя, как дар, как подарок.

Неукротимый эгоизм, влекущий человека к счастью, имеет отрицательный характер, как и само это мнимое счастье, поскольку его предпосылками являются нужда, недостатки, страдание. Именно эти последние первичны, неудовлетворенность непреодолима, как неутолимая жажда, а наслаждение и счастье мимолетны. Чем сильнее воля, тем сильнее страдание. Сама человеческая жизнь неспособна к истинному счастью. Судьба человека — лишения, горе, мука и смерть. Уход от страдания возможен лишь через отрицание воли к жизни, через » квиетив «, как выражается Шопенгауэр, воли. Только здесь человек делает свободный выбор, здесь коренится его свобода и его истинное, хотя и скоротечное, счастье. Счастье для Шопенгауэра — не познанная необходимость, не разумный эгоизм, а спонтанное восприятие идей, отменяющих самую волю. Только в этом случае идея, или вещь сама по себе, проступающая и в представлении, делает человека свободным и на какое-то время счастливым.

Шопенгауэровские устремления гуманистичны, но он пессимист. Его беспокоит проблема человеческого счастья, он хочет научить людей, как стать счастливыми, но видит неодолимые препятствия на этом пути. В учении Шопенгауэра в мировоззренческом плане важное значение имеет тема страдания. Он — не просто пессимист, для него оптимизм является не только нелепым, но истинно безнравственным образом мыслей, как горькая насмешка над неизреченными страданиями человечества. Но Шопенгауэр все же — не абсолютный пессимист: в его учении человеку не закрыт путь если не к счастью, то покою и совершенству, и этот путь пролегает через моральное действие, через сострадание к красоте, к свободе как высшей ценности.

Афоризмы житейской мудрости:

Всё, что обуславливает различие в судьбах людей, Шопенгауэр делит на три основные категории: 1) Что такое человек, т. е. личность его в самом широком смысле слова (здоровье, сила, красота, темперамент, нравственность, ум и степень его развития). 2) Что человек имеет. (Имущество, находящееся в его собственном владении). 3) Что представляет собой человек (Каким он является в представлениях других людей, выражается в почете, положении и славе). Наибольшее значение для счастья человека имеют элементы, перечисленные в первой категории, т. к. они заложены природой. «Индивидуальность человека заранее определяет меру возможного для него счастья».

Итак, пишет философ, «для нашего счастья то, что мы такое, — наша личность — является первым и важнейшим условием, уже потому, что сохраняется всегда и при всех обстоятельствах; к тому же она, в противоположность благам двух других категорий, не зависит от превратностей судьбы и не может быть отнята у нас». Но важность других категорий тоже важна. Ценность богатства общепризнанна. Заботиться о чести должен каждый, о чине — госслужащий, а о славе лишь немногие.

Мужчинам:  Найдите облегчение: эффективные способы справиться с болью в левой мошонке

Из личных качеств лучше всего счастью способствует веселый нрав. «Это прекрасное качество немедленно находит награду в самом себе». Но ему способствует здоровье.

«Исконное назначение сил, коими природа наградила человека, заключается в борьбе с нуждою, теснящей его со всех сторон». В связи с тем, что эта борьба прерывается, неиспользованные силы становятся бременем, человеку приходится ими играть, т. е. бесцельно тратить — иначе он подвергнет себя одной из причин человеческого страдания, скуке. Игра, которую выберет человек зависит от преобладающих в нем сил: наслаждения доставляются — воспроизводительной силой (еда, питье, пищеварение, покой и сон), раздражаемостью (путешествие, фехтование, танцы, война и т. д.), чувствительностью (созерцание, поэзия, музыка, учение, мышление, изобретение, философия и т. п.).

Глупость природы человека проявляется в виде честолюбия, тщеславия и гордости. Гордость философ определяет как идущее изнутри, из себя признание собственной высокой ценности; тщеславие наоборот — попытка получить это признание извне, от других людей.

Предмет размышлений о том, что человек представляет собой в глазах других, разделяется на честь, чин и славу. Чин — это условное, вымышленное достоинство, эффект которого заключается в поддельном почтении. Честь, по мысли Шопенгауэра, — это, объективно, мнение других о достоинстве человека, а субъективно — страх самого человека перед этим мнением. В отличие от славы честь имеет скорее негативных характер, т. к. определяет не поведение самого человека, а поведение других людей относительно него. Честь делится на виды: гражданская, служебная, половая (а в частности женская из которой вытекает мужская) и рыцарская (уникальный вид. присущий только Европе, начиная со Средних веков). Слава, по мнению Шопенгауэра, «бессмертная сестра смертной чести». Слава касается таких свойств человека, которых нельзя требовать, которые уникальны. Необычайные заслуги, заслуживающие славы, — это деяния и творения. Дела проходят, творения — остаются. Слава относительна, так как зависит от того, каков человек в сравнении с другими.

+ Осмысливая собственный бытийный опыт и оглянувшись вокруг, Шопенгауэр увидел много зла и страдания, которые определяли смысл жизни без счастья. Лишь безнравственный может быть счастлив. Каждый человек должен чувствовать ответственность за зло, происходящее в мире. Зло не только доминирует, но оно источник и первооснова всего сущего, оно разлито в окружающем мире и в нас самих в виде желаний, оно определяет нашу деятельность, а следовательно культуру, которую творит человек — продукт этой злой воли. По мысли Шопенгауэра первоэлементом мира является Воля, которая, проходя через ряд ступеней объективации, достигает вершины, объективируясь в человека.

Человек есть существо страдающее. Бытие и страдание — понятия взаимосвязанные. В философии Шопенгауэра страдание осмысливается положительно, поскольку является продуктивным, основой творческой деятельности. Однако плоды человеческого труда не приносят человеку счастья, он не может насытить свои потребности, так как всякая удовлетворенная потребность порождает новую, а удовлетворение — скуку. Человек распят между страданием и скукой, то и другое есть зло. Шопенгауэр не ограничивается констатацией зла в окружающем мире, а пытается обрисовать пути, следуя которыми, человек может прожить жизнь спокойно, счастливо. По Шопенгауэру счастье есть спокойствие – несет отрицательную окраску.

Счастье — это когда худшее обошло стороной

Счастье — это когда худшее обошло стороной

Мы были благодарны судьбе уже за малейшее облегчение, за то, что какая-то новая неприятность могла случиться, но не случилась. Мы радовались, например, если вечером, перед сном ничто не помешало нам заняться уничтожением вшей. Конечно, само по себе это не такое уж удовольствие, тем более что раздеваться донага приходилось в нетопленом бараке, где с потолка (внутри помещения!) свисали сосульки. Но мы считали, что нам повезло, если в этот момент не начиналась воздушная тревога и не вводилось полное затемнение, из-за чего это прерванное занятие отнимало у нас полночи.

Конечно, все это жалкие радости, это своего рода «негативное счастье», по Шопенгауэру, — отсутствие несчастья, — да и то, как уже говорилось, сугубо относительное. Позитивные, истинные радости, даже незначительные, выпадали на нашу долю исключительно редко.

Однажды я свел некий баланс своих отрицательных и положительных переживаний, и получилось, что в течение многих недель я лишь дважды пережил мгновения истинной радости. Так, вернувшись однажды после работы в лагерь, я, вытерпев долгое ожидание, был впущен в кухонный барак и попал в очередь к повару Ф., тоже заключенному. Он стоял у большого котла, черпал половником суп и выливал его в миски, торопливо подставляемые проходящими мимо заключенными. И я был очень обрадован, увидев, что наливает он, не глядя на обладателя миски. Единственный из поваров, он распределял эту скудную еду поистине «невзирая на лица», не оделяя своих личных друзей или земляков более щедро, так, чтобы им досталась пара картофелин, а другим — пустая вода. Но я не намерен осуждать тех, кто старался помочь людям из своего ближайшего окружения. Кто бросит камень в человека, оказывающего предпочтение своим друзьям в ситуации, когда речь идет о жизни и смерти? Пусть желающий это сделать прежде со всем пристрастием спросит себя, как бы он поступил на их месте.

Но вернемся к относительности. Много времени спустя, уже после освобождения кто-то показал мне фотографию в иллюстрированной газете: группа заключенных концлагеря, лежащих на своих многоэтажных нарах и тупо глядящих на того, кто их фотографировал. «Разве это не ужасно — эти лица, все это?» — спросили меня. А я не ужаснулся. Потому что в этот момент предо мной предстала такая картина. Пять часов утра. На дворе еще темная ночь. Я лежу на голых досках в землянке, где еще почти 70 товарищей находятся на облегченном режиме. Мы от мечены как больные и можем не выходить на работы, не стоять в строю на плацу. Мы лежим, тесно прижавшись друг к другу — не только из-за тесноты, но и для того, чтобы сохранить крохи тепла. Мы настолько устали, что без необходимости не хочется шевельнуть ни рукой, ни ногой. Весь день, вот так лежа, мы будем ждать своих урезанных порций хлеба и водянистого супа. И как мы все-таки довольны, как счастливы! Вот снаружи, с того конца плаца, откуда должна возвращаться ночная смена, слышны свистки и резкие окрики. Дверь распахивается, в землянку врывается снежный вихрь и в нем возникает засыпанная снегом фигура. Наш измученный, еле держащийся на ногах товарищ пытается сесть на краешек нар. Но старший по блоку выталкивает его обратно, потому что в эту землянку строго запрещено входить тем, кто не на «облегченном режиме». Как жаль мне этого товарища! И как я все-таки рад не быть в его шкуре, а оставаться в «облегченном» бараке. И какое это спасение — получить в амбулатории лагерного лазарета «облегчение» на два, а потом, вдобавок, еще на два дня!

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Глава 1. О счастье вообще и женском счастье в частности
Вообще-то, счастье – это понятие настолько растяжимое и объемное, что практически невозможно вывести единую «формулу счастья», которая подошла бы абсолютно всем женщинам и удовлетворила бы самые разные вкусы и

Иллюзия понимания, или Счастье — это когда тебя не понимают

Иллюзия понимания, или Счастье — это когда тебя не понимают

— Ты в баню?
— Нет, я в баню.
— А-а. А я в баню.
Анекдот про двух глухих
На словах мы все стремимся к пониманию. Разводимся потому что «не нашли общего языка», смотрим передачу «Пойми меня», поднимаем бокал «за

Как связаться с другой стороной.

3. Как связаться с другой стороной.
Давайте теперь изучим релаксационную связь. Каким образом такое простое действие, как релаксация, позволяет нам преуспеть в столь важном вопросе, как контакт с другой стороной?Большинство из нас рассматривает физическую релаксацию как

Улучшение контакта с другой стороной.

4. Улучшение контакта с другой стороной.
Билл поспешил. Он проходил учебный курс по методу Сильва в Техасе. На его земле имелась нефтяная скважина, которая практически уже истощилась.Поэтому Билл расслабился до глубокого альфа-уровня и воспользовался техникой Сильва,

Продолжение партнерства с другой стороной.

12. Продолжение партнерства с другой стороной.
Насколько я это понимаю, история появления на свет Христа представляет собой рождение, которое должно произойти в каждом из нас, то, что называют «родиться заново» в духовном измерении. Весьма примечательно, что мы празднуем

Как скрыть худшее в себе от тех, кто знает вас лучше всех

5. Друзья и родственники: как скрыть худшее в себе от тех, кто знает вас лучше всех
РОДСТВЕННИКОВ НЕ ВЫБИРАЮТ. Что касается друзей, кое-какой выбор имеется, но, по сути, их круг складывался исторически и имеет мало отношения к тому, кто мы сейчас и кем видим себя в будущем.

Не зная правды, люди всегда воображают самое худшее

Не зная правды, люди всегда воображают самое худшее
Почему люди вообще начинают строить какие-то домыслы? Да потому, что им свойственно бояться неизвестности. Но, вместо того чтобы прямо поинтересоваться, они начинают домысливать несуществующее, а потом на основании этих

Счастье жизни, потому что жизнь – счастье

5
Разговоры с девочками: общение с другой стороной
Лучшим примером того, как по-разному мужчины и женщины разговаривают, служат телефонные беседы с родственниками. Если она говорит по телефону со своими родителями, обычно это занимает больше времени, чем ваш разговор – с

Знакомство с миром контрастов и его темной стороной

Знакомство с миром контрастов и его темной стороной
Вместо того чтобы чувствовать себя жертвой, или погружаться в депрессию, или жалеть себя, такого одинокого, вы должны найти в себе силы, чтобы признать эти свои подспудные чувства, тогда вам удастся поверить в себя. Суть

Негативное счастье

Счастье и представление о нем значительно старше любой философии. Люди всегда стремились к полноте бытия, к лучшей жизни, к самореализации — силе, власти, чести, богатству, здоровью, долгой жизни. Веками сохранялось представление о счастливом «золотом веке» человечества, которое было когда-то, а теперь (и это «теперь» длится с мифологических времен до наших дней) жизнь такова, что человеку больше выпадает страданий, чем счастья: о счастье мечтают, к нему стремятся. Счастье видится в руках судьбы либо богов, но также и в руках человека. В течение веков вырабатывалось понятие о высшем благе как идеале, в котором воплощено высшее человеческое счастье, к нему стремится человечество, несмотря на беды и страдания.

Шопенгауэр полагал, что в мире существуют три могущественные мировые силы — мудрость, мощь и счастье. Последняя из них самая важная. Но наш жизненный путь подобен бегу корабля. Судьба играет роль ветров, либо быстро продвигая нас вперед, либо отбрасывая назад, а наши собственные усилия имеют мало значения. Наше житейское поприще является производным двух факторов — ряда событий и ряда наших решений, осуществляющихся в ограниченном горизонте, который проясняется только тогда, когда они переходят в наличную действительность. Перед нами открывается в этом случае столько упущенного счастья, столько навлеченных на себя бед! «Судьба тасует карты, мы играем» (71. С. 396).

Мужчинам:  Собаки всеядны

Шопенгауэр сравнивает жизнь с игрой — древней метафорой, использованной еще Омаром Хайямом:

Я жизнь сравнил бы с шахматной игрой,

То ночь, то день, а пешки — мы с тобой.

Подвигали, побили и забыли,

И в темный ящик сунут на покой.

В переводе В. Державина это рубаи выглядит иначе, но смысл его тот же:

Кто мы? — Куклы на нитках, а кукольник наш — небосвод,

Он в большом балагане своем представленье ведет.

Нас теперь на ковре бытия поиграть он заставит,

А потом в свой сундук одного за другим уберет.

Оптимизму, вере в счастье противостоит здесь глубокий пессимизм, неверие в возможность благой жизни, ибо она кончается смертью, да и сама жизнь такова, что подчас лучше умереть, поскольку за пределами жизни «беззаконные перестают наводить страх, и там отдыхают истощившиеся в силах. Там узники вместе наслаждаются покоем и не слышат криков надсмотрщика; малый и великий там равны, и раб свободен от господина своего» (Иов. 3, 17-19).

Положив в фундамент своего учения безосновную и могучую волю, проявляющуюся во всей Вселенной, которая стремит и движет весь мир без цели и без конца в бесконечном времени и пространстве и объективацию которой представляют собой предметы, процессы и человеческая жизнь, Шопенгауэр объясняет этим обстоятельством недостижимость человеком, подвластным волевым импульсам, продолжительной удовлетворенности и тем самым — недоступность счастья.

Шопенгауэр пишет: «Существует одно врожденное заблуждение, и оно состоит в том, что мы рождены для счастья. И врождено оно потому, что совпадает с самим нашим существованием, наше существо — его парафраза, а наше тело — его монограмма: ведь мы не что иное, как воля к жизни, а последовательное удовлетворение всего нашего воления и есть то, что мыслится в понятии счастья» (74. С. 616).

Но воля, которая хозяйничает в мире и в человеческой жизни, весьма мало способствует этой цели. Вину за это возлагают на неблагоприятные обстоятельства, на судьбу, других людей или собственные промахи. И когда жизнь прожита, в старости человек угнетен тем, что она не состоялась. К тому же любой из радостных дней проходит как нечто мимолетное, наслаждение оставляет осадок неудовлетворенности, а то и иллюзорности. Получается, что счастье как цель существования недостижимо.

Как только удовлетворено стремление или желание, удовольствие уходит в воспоминание, а на первый план выдвигаются новые беспредметные стремления или скука. Все это находит отражение в искусстве — «верном зеркале сущности мира», которое способно изображать лишь борьбу за счастье, стремление к нему, но ни в коем случае не длящееся и полное счастье. Даже в идиллии, цель которой описывать счастье, оно не выдерживается.

Человеческая же жизнь в своих крайних выражениях дает нам мало примеров счастья. Люди с могучим волением, с сильными страстями, способные добиваться поставленных целей, либо продолжают подчиняться волевой мотивации, а потому сохраняют неудовлетворенность, либо пресыщаются, жизнь их становится пустой, а потому и несчастной. Шопенгауэр продолжает утверждать, что большинство индивидов, отнюдь не сильные натуры, являют собой жалкое воление ничтожных субъектов, которое постоянно возвращается к одному и тому же и только потому избегает тоски и скуки.

Получается, что человек самим бытием предназначен жить в бесчеловечных условиях, что именно земной ад хорош для человека. Более того, счастье непрерывных побед, счастье триумфального исполнения желаний, счастье полного насыщения — тоже есть страдание. Это душевная гибель, это некая непрерывная моральная изжога. Поэтому жизнь трагична, хотя в своих единичных проявлениях способна принимать характер комедии.

Потребность в помощи и поддержке человек стремится утолить созданием воображаемого мира в виде тысячи суеверий, расточая на них силы и время вместо того, чтобы устранять реальные опасности и несчастья. Тщетно взывает мученик к своим богам, моля их о помощи: он безжалостно предоставлен своей судьбе. Вот почему все лучшее, благородное и мудрое с трудом пролагает себе путь. Вот почему история жизни отдельного человека — история страданий, непрерывный ряд крупных и мелких несчастий, так что в конце этой жизни умный и честный человек не захочет еще раз прожить ее и скорее предпочтет полное небытие. Не случайно Данте не смог описать небо и небесное блаженство; он столкнулся с непреодолимыми трудностями, так как «этот лучший из миров» не дает материала. Оптимизм представляется Шопенгауэру «не только абсурдным, но и поистине гнусным воззрением, горьким издевательством над неизреченными страданиями человечества» (73. С. 426). Таково радикальное отрицание счастья, представленное в первом томе главного труда Шопенгауэра «Мир как воля и представление». Как видим, Шопенгауэр не расходился с библейским представлением о мире как юдоли страстей и печалей — следствии первородного греха. В одной из ранних дневниковых записей мы встречаем горькое сомнение в том, что человечество живет в лучшем из миров; если мир прекрасен, писал он, и все страдания оправданы, кто может принять такой мир? Противостоять злу можно лишь доброй волей, но где она? Противостоять злой воле можно лишь случайно. Каков выход? Отказ от воли (см.: 134. Bd. 1. S. 96). В главном его труде тема отказа от воли, призыв к покою, аскетизму, в идеале — к нирване, доступной немногим, — звучали во весь голос.

В преклонные годы, когда Шопенгауэр готовил второй том своего труда, в его взглядах ничего не изменилось; он по-прежнему призывал видеть смысл жизни не в благе и счастье, но в скорби; глубокий смысл жизни он видел в признании тщеты человеческих стремлений и ничтожности существования. Страдание открывает путь к очищению, поэтому наше спасение и освобождение больше зависит от того, что мы выстрадали, чем от того, что сделали.

В старости отмирание жизни выражается в отмирании воли: самое страстное воление, причиняющее столько страданий, — половой импульс, с возрастом угасает, что приводит человека в состояние, сходное с невинностью; самые желанные блага представляются иллюзорными; себялюбие вытесняется любовью к детям; это процесс эвтаназии воли. Так естественным образом осуществляется обращение воли к очищению, искуплению жизненных страстей и страданий. Шопенгауэру видится и иной путь к спасению, реализуемый путем одного только познания и приобщения к страданиям мира. Это — узкая тропа избранных, святых и гениев. В финале процесса очищения предшествовавшие ему безнравственность и зло остаются в виде шлака и наступает успокоение.

СЧАСТЬЕ

Не забыть нам лет,
Когда в России,
В ожиданье
Истомясь с утра,
Старики с ребятами босыми
За селом
Встречали трактора.

        Свежий ветер будто стал теплее,
        Поколенья
        Встретились с мечтой:
        Дед всю жизнь
        С лукошком жито

СЧАСТЬЕ

Росистым звонким утром, на заре,
На розовом лугу, покуда в доме спали,
Гнедко и я в безудержной игре
Встречали жизнь без страха и печали.
Перчинка страха все-таки была
(Но без нее у счастья вкуса мало),
В рубашке, босиком и без седла,
Вцепившись в гриву, я едва

Счастье

Ласточка болтает под окошком.
Скоро вечер. Все бледней восток.
Сыплется серебряным горошком
В тихой сини легкий говорок.

Льется прялки песенка простая.
Вьется ветер из-под низких крыш.
Я душою жадной собираю
Эту нескудеющую тишь.

Ветерок душистый водит

Счастье

Я босиком по терниям иду.
Мне за подол цепляется репейник.
Ведь поняла я на свою беду,
Что я – как Галилей или Коперник.

И задыхаясь на костре в чаду,
Я стражду за тебя, мой современник.
Губами обгоревшими, в бреду,
Стихи шепчу, стихи не ради денег.

В моем бреду

Счастье
Одиннадцатого июня 1973 года теплым солнечным днем мы с женой заходили в тайгу. Впереди нас по тракторной тропе (именно так) тащился трактор с прицепом, загруженным пустыми бочками под черничное варенье, мешками с сухарями, ящиками с тушенкой, суповыми пакетами,

Счастье
Сегодня много было всего. Хорошо жилось только два момента. Когда лежал на диване в чисто убранной комнате и в полутьме слушал лекцию о христианской жизни. И потом пару раз, когда ходил за чаем и видел ночь, крупные низкие

СЧАСТЬЕ

Мы заблуждаемся отчасти,
Когда форсируем дела
В погоне за счастьем —
Неуловимым, как стрела.
Мы делим дни и даже годы
На те, что в счет или не в счет,
И говорим друг другу:
Время, мол, не ждет.
Спешим во всем принять участье
Не для того ли, чтобы знать,
Что значит

Счастье
Недалеко от Красного проспекта в двухэтажном старинном деревянном особняке около цирка, на котором долго красовалась афиша Ирины Бугримовой в обнимку с растрепанными львами, находилось Надино старое музыкальное училище (потом выстроили новое здание). Когда

Счастье

В доме на улице Глюка я узнал, что такое счастье. Я впервые заметил, что счастлив. Это случилось так. Мне было четыре года, и мама постоянно заставляла меня ложиться спать после обеда, особенно летом. Но я редко засыпал. Она укладывала меня насильно, и я

Счастье
12 марта 1944 г. Воскресенье.Перед тем как начать саму эту историю, я должна коротко рассказать, как протекала до сих пор моя жизнь.Матери у меня нет (я, собственно говоря, ее никогда и не знала), а у отца для меня слишком мало времени.Моя мать умерла, когда мне было

Счастье
Радиостанция в Дели просила дать беседу о счастье. Что есть счастье? Счастье есть радость, а радость — в красоте. Она есть очаг всех творческих сил человека. Не в золоте счастье. Многие примеры, как глубоко несчастны бывают богачи. Не в золоте красота жизни. В золоте

Счастье друга — и мое счастье
На исходе 1943-й. Этот год ознаменован выдающимися победами нашей армии, определившими ход войны. Предстоят новые бои. Три фронта — Ленинградский, Волховский и 2-й Прибалтийский — готовятся к освобождению Прибалтики. Наш полк включен в состав

Избегать зависти

Все знают, насколько жестоко и неумолимо это чувство. Однако все равно старательно разжигают его в других людях или самих себе. Зависть — очень негативная сила, которая может захватить ваше сердце и не доставлять радость жизни.

Счастье по шопенгауэру это

Люди, которые больше ориентированы на то, что делают или чувствуют другие, пренебрегает задачей создания собственного счастья. Илу зависти нельзя недооценивать. Это разрушительное чувство, которое приводит к ненависти, но не приносит никакой пользы в вашу жизнь.

Согласно исследованию, зависть — самая опасная эмоция, потому что создает наибольшее расстояние между людьми и подлинное несчастье.

Ценить то, что у вас есть

Вы должны относиться к тому, что имеете, так, как будто у вас это забрали, будь то собственность, здоровье, друзья, любовники, жена и дети. Большую часть времени, когда они находятся рядом, вы не чувствуете их ценность в полной мере, а начинаете осознавать ее только после того, как их потеряли.

Мужчинам:  Стриптизерша и охранник

Счастье по шопенгауэру это

Каждый день вы должны просыпаться и думать обо всем, за что должны быть благодарны. Это может быть еще один день жизнь, крыша над головой, теплая кровать и что угодно еще. Вы должны научиться ценить то, что у вас есть, а у многих других нет.

Таким образом, в позитивной психологии часто напоминают о необходимости ценить то, что у вас уже есть. Это хорошая отправная точка, где вы чувствуете себя в безопасности, находите поддержку и мотивацию.

Подготовиться к старению

Многие люди не учитывают в собственных жизненных планах тот факт, что на них влияет бег времени, рано или поздно все равно наступит старость.

Когда вы молоды, кажется, что старость — это то, что происходит с другими, а не с вами. Эта фантазия заставляет вас жить, не готовясь к тому будущему. Однако постепенно возраст создает новые ограничения и новые уязвимости, к которым вы оказываетесь абсолютно не готовы. Выбить из колеи может все что угодно. В то время как тот, кто готовится к старости, становится более защищенным на этом хрупком этапе жизни.

Уроки мудрости Шопенгауэра — это настоящие дары, о которых нужно ежедневно размышлять. Вы не должны быть сосредоточены исключительно на результатах и достижении целей. В этом случае неудачи превращаются в горькое разочарование. Счастье — это не цель, это путь, который вы проходите ежедневно, делая простые изменения. Поощряйте себя за соблюдение этих простых правил, которые сделают вас счастливыми.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Быть сострадательным к себе

Когда вы анализируете собственную жизнь и неудачи, вы можете переусердствовать, упрекая себя в каждой допущенной ошибке.

Счастье по шопенгауэру это

Первая форма доброты должна быть направлена на себя. Важно ценить себя, признавать ошибки и учиться на них. То, что вы не должны делать, — это стравливать друг друга, критиковать друг друга или жестко наказывать себя. В конце концов, это бесполезно.

Исследования напоминают, что забота о себе — это способ не только быть счастливее, но и улучшать качество жизни и здоровье. Вы должны быть сострадательным к себе, а не превращаться в собственного врага, который создает препятствия и усложняет жизнь.

Мы держимся за жизнь не из-за страха смерти, а из убеждения, что жизнь нам дана для того, чтобы быть счастливыми. Не поэтому ли мы хотим, чтобы она длилась вечно? Соответствует ли жизнь «этому убеждению»? Не заблуждение ли это? Какую пользу можно извлечь из несчастий? Неужели, так и будет продолжаться впредь: мудрецы всех времён будут говорить «одно и то же», а глупцы, составляющие во все времена большинство, одно и то же будут делать? И, неужели, нам суждено оставить этот мир таким же глупым и злым, каким мы его застали?

«Счастье – вещь не лёгкая: его очень трудно найти    внутри и невозможно найти где-либо в другом месте»            Шамфор

Счастье по шопенгауэру это

Ещё со времён Аристотеля, все блага жизни человека делятся на три вида: внешние, душевные и телесные. И реализация этих благ в жизни каждого человека напрямую зависит от значимости для него трёх основных установок:

1) Что есть индивид?  (его личность в широком смысле, с точки зрения здоровья, красоты, силы, нравственности, интеллекта);

2) Что имеет индивид? (собственность, владение);

3) Каким является индивид в представлениях других людей? (мнение о нём с позиций чести, статуса, славы).

Счастье по шопенгауэру это

«Причина для счастья, лежащая в нас, важнее той, которая обусловлена обстоятельствами» Метродор

Что есть индивид? Различия «в личностях» даны самой природой, они не зависят от мнений и определений человека. Они являются подлинными личными качествами и, если, они относятся к разряду «преимуществ» (особая одарённость, интеллект, «благородное сердце» и др.), то все внешние преимущества («принадлежность к роду», статус, богатство) выглядят словно «театральные» цари перед настоящими! Очевидно, что благо-состояния человека зависят, в первую очередь, от того, что находится в нём самом в виде чувств, желаний, мыслей. Внешнее же оказывает на него лишь «косвенное» влияние. Поэтому, одни и те же внешние обстоятельства или отношения в каждом человеке «отзываются» по-разному. Это значит, что мир, в котором живёт каждый из нас, зависит, в первую очередь, от наших представлений о нём.

Именно качества нашей личности наиболее ценны для счастья, потому что ценность других благ относительна и, потому что «нашу личность» никто не может у нас забрать.

Нам редко удаётся выйти за рамки собственной индивидуальности и, именно, наша индивидуальность определяет меру возможного счастья! Объёмы духовных сил устанавливают и определяют способность к возвышенным удовольствиям. Если же эти способности малы и узки, то любые внешние попытки «расширить и углубить» их будут напрасны. Такие люди не смогут переступить за грань обычного, полуживотного человеческого счастья и удовольствия, довольствуясь и превознося в культ вульгарное времяпрепровождение, чувственные наслаждения, низкое общество. Даже образование, не всегда может изменить эту печальную картину, потому что наиболее яркие по силе и разнообразию, это — наслаждения духовные, как бы не сопротивлялась этому утверждению молодость, как бы не стремилась она тешить себя самообманом!

Достаточно часто встречаются люди, для которых большее внимание уделено судьбе, объективным обстоятельствам: тому, что мы имеем и тому, чем мы представляемся. Если человек богат внутренне, он не столь зависим в своих ощущениях от переменчивости судьбы: внутренне богатому человеку многого не надо! Старик в преклонные годы предстанет мудрым старцем! И только глупец останется глупцом даже в раю!

Внешним наивысшим благом всегда было здоровье, наличие здоровья даёт возможность ощущать в полной мере все другие блага жизни. Воистину «здоровый нищий счастливее больного царя». Поэтому сохранение здоровья, забота о нём – естественная и целесообразная потребность, которая также не должна принимать крайних форм маниакального самосохранения. Ценность здоровья безусловна, т. к именно здоровье в первую очередь, а не статус и богатства способствуют хорошему настроению, ясности ума, спокойному нраву.К тому же, никто не может отнять то богатство, которое находится внутри человека, как, впрочем, не может и подарить ему эти бесценные достоинства. Они дарованы природой, составляют суть человека и могут лишь «прирастать» и совершенствоваться. Это – богатый внутренний мир, в котором не страшно оказаться в полном одиночестве. Этот мир является надёжным гарантом от невыносимости скуки, которая непременно настигает человека, особенно, живущего в достатке и ориентированного на внешние ценности. Потому что скука – это встреча с самим собой! Скука требует «хлеба и зрелищ», смену компаний, увеселений, искусственных радостей, сомнительных ценностей. Недаром воскликнул Сократ при виде роскоши: «Как много, однако, существует такого, в чём я не нуждаюсь!»

Поэтому «ТО, ЧТО МЫ ЕСТЬ» является важнейшим (по сравнению со второй и третьей установками), можно даже сказать, абсолютным условием для счастья, оно неподвластно судьбе, оно неотделимо от нас и, потому его невозможно у нас забрать! Именно поэтому можно сделать вывод, что степень нашей зависимости от внешних обстоятельств значительно преувеличена. Значимость же «объективных, внешних установок» может рассматриваться, как преимущество, с точки зрения потенциальной возможности «владеть» чем-то, потому что это, при желании, «можно купить».

Счастье по шопенгауэру это

Важно с большим вниманием и заботой относится к собственным одарённостям. Любые способности, будь то интеллект или талант должны быть реализованы, иначе эти «дары» останутся невостребованными и не принесут счастья своему обладателю. Несмотря на то, что развитие своих способностей, внимание к своему здоровью решительно перевешивают приобретение материальных благ, не следует впадать в крайности, отвергая должную заботу о собственном материальном благосостоянии. Речь идёт лишь об избытке, который мало способствует счастью. Не потому ли так часто богатые и обеспеченные люди чувствуют себя несчастными, не имея под собою главный фундамент для счастья – богатый внутренний мир?

Шопенгауэр следует Эпикуру в классификации потребностей человека, деля их на три категории:

1)      естественные и необходимые;

2)      естественные, но не необходимые;

3)      неестественные, и не необходимые.

В наше время «идеей богатства», одержимостью потребления страдает всё больше и больше людей. Похожие на муравьёв, они строят свои замысловатые замки,  посвящая этому устремлению год за годом. Но вот, цель достигнута, а доза счастья оказалась слишком мала по сравнению с вложенными в достижение этой цели усилиями: потраченными годами, лишениями, накопившейся усталостью. При этом чувство «насыщения» надолго не задерживается. Ведь, если то, что человек «имеет в самом себе» оказывается слишком незначительным, чтобы восполнить чувственный голод и внутреннюю пустоту, то скука тут же вступает в свои права. Богатые снаружи и бедные внутри, такие люди стремятся во что бы то ни стало заменить внутренние ценности внешними. Как сказал Шопенгауэр, такие люди, «желая всё получить извне, подобны старцам, которые пытаются укрепить свои силы испарениями молодых девушек».

Что же касается третьей установки: «Каким является индивид в представлениях других людей?», то она зависит от мнения окружающих людей. И, если к чести, под которой имеется в виду доброе имя, желательно стремление каждого, то к рангу (должности) должны стремиться государственные деятели, и, лишь, немногие из людей – к славе.

Но главная мысль, которую я хотела донести: достоинство личности человека – единственное, с чем связано его счастье и благополучие!

«Опираясь на традиции этики, Шопенгауэр формулирует простые и здравые поучения и правила поведения. Он согласен с древними, что мудрец должен искать не наслаждений, а избавления от страданий. Человеку лучше не быть чувствительным к мелочам. Не стоит предъявлять к жизни слишком высокие требования. Надо идти трудным, но доступным человеку путем самопознания. Ориентации на настоящее и будущее следует сохранять в разумном балансе. Необходимо извлекать уроки из прошлого. Следует помнить, стремясь к счастью, о благотворности самоограничений. Общение с другими людьми полезно, если общительность умеренна и необременительна. Зависть к другим людям естественна и вряд ли устранима, но следует помнить, что она — порок. Необходимо стойко переносить несчастья, если они обрушатся на вас. Воздержанность, концентрированность и сосредоточенность в труде и выполнении благородных жизненных целей — другие заповеди этики Шопенгауэра.»

Контролировать фантазии

Воображение порождает монстров. Как с собственными страхами, так и с амбициями, люди склонны поддаваться влиянию фантазии. Вот почему в конечном итоге они видят гораздо большее количество опасностей, чем существует на самом деле. Некоторые люди склонны добиваться успеха исключительно в собственных фантазиях, но не предпринимать никаких действий для его воплощения в реальность.

Фантазия иногда может быть полезной, если вы заняты творчеством. Вы можете использовать ее как механизм поиска мотивации и разъяснения целей и новых идей. Если ваши фантазии заводят вас в тупик и создается впечатление, что вся Вселенная толкает вас к провалу, где мечтать невозможно и в конечном итоге наступает разочарование, лучше контролировать собственные мысли.

Оцените статью
ManHelper.ru
Добавить комментарий