Мужская психология в любви

Мужская психология в любви Мужчинам

Современная семейная психология и психотерапия

Немного истории

Принято считать, что семейная психология в современном её подходе (системном подходе) к терапии семьи возникла в конце 1950-х начале 1960-х годов в городе Пало-Алто (США, штат Калифорния). «Матерью основательницей» семейной терапии в современном её виде принято считать Вирджинию Сатир, американского психолога и психотерапевта, которая приняла приглашение участвовать в создании научно-исследовательского института психики в Пало-Алто, где она проработала до 1966 года.

Под её руководством появилась первая в США образовательная программа для семейных психотерапевтов. За несколько лет до этого (в 1951 году) В. Сатир работала с двадцативосьмилетней пациенткой, страдающей шизофренией, где в процессе работы пришла к выводу о том, что консультировать нужно не отдельного человека, а семью в целом. То есть В. Сатир поняла, что работать нужно с системой, а не с одним её элементом.

Однако стоит заметить, что системные представления о семье возникли задолго до того, как В. Сатир поняла этот важный аспект. Поэтому многие исследователи истории возникновения современной семейной психологии и психотерапии связывают их рождение с возникновением Общей теории систем, родоначальником которой принято считать Людвига фон Берталанфи.

Кроме того, огромный вклад в становлении идеологии, соответствующей этому подходу, оказали работы Грегори Бейтсона, ПолаВацлавика, Сальвадора Минухина,Стива де Шазера и Мара Сельвини Палаццоли, которых многие исследователи называют «отцами современной терапии семьи». Также важную роль в становлении современной семейной психотерапии сыграло изучение человеческих коммуникаций, проведенное в Институте психического исследования (MRI) в Пало-Альто в 1950-х годах.

Поэтому, конечно же, вопрос о том, кого следует по праву считать основателем современной семейной психотерапии остаётся открытым. По этому поводу мне вспоминается знаменитое изречение И. Ньютона, сделанное в приватном письме Роберту Гуку по поводу своих достижений: «Если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов».

Об этой крылатой фразе, обозначающей общую формулу преемственности в познании – «новые достижения становятся доступными благодаря знаниям предыдущих деятелей», нужно помнить всегда, чтобы не сотворить себе кумиров. Хотя заслуги видных деятелей, внёсших свой вклад в становление какого-либо научного направления или подхода, конечно же, следует признавать.

Другое дело, что определить основателя какого-либо научного прорыва не всегда получается, даже не потому, что его знания были построены на знаниях предыдущих поколений учёных, но и потому, что крупные научные достижения зачастую происходят благодаря стараниям коллектива учёных, а не одного единственного человека.

Как бы там ни было, а современная семейная психология и психотерапия используют системный подход. 14 декабря 2008 г. Научно-консультативный совет психотерапии постановил считать системную терапию научно признанной в Германии. На сегодняшний день системная (семейная) терапия признана в США и большинстве европейских стран (Финляндии, Италии, Польше, Швейцарии, Венгрии, Великобритании и др.).

В настоящее время системная семейная психотерапия представляет собой достаточно гибкую систему, которая может включать в себя, как индивидуальные встречи с отдельными членами семьи, и работу с отдельными семейными подсистемами (супружеской, детско-родительской, триадой — родители и проблемный ребенок и т.д.), так и работу со всей семьей.  

При этом психотерапевт может работать как в одиночку, так и в команде психотерапевтов, делая акцент на совместную работу всех членов семьи и планируя создание условий для изменения во всей семейной системе.

Между тем, в настоящее время наиболее эффективным считается командный способ работы психотерапевтов при помощи одностороннего зеркала Гезелла. Считается, что в терапевтической практике одностороннее зеркало впервые было использовано в 1953 году Чарльзом Фулуэйлером (США, Калифорния) для обучения студентов, которые наблюдали за сеансами психотерапии.

Широкое распространение в семейной психотерапии одностороннее зеркало получило после работ С. Минухина и его коллег. Как  отмечают исследователи «одностороннее зеркало открыло окно в мир семейного процесса, чего прежде никогда не бывало».

Суть метода состоит в том, что один из терапевтов (лечащий терапевт) и семья (вся в сборе или некоторые из её членов) находятся в одном помещении и отделены от коллег-терапевтов, которые наблюдают сеанс психотерапии через одностороннее зеркало или при помощи видеонаблюдения.

Современная семейная психология и психотерапия

После проведенного сеанса или во время перерывов лечащий и наблюдающие психотерапевты обсуждают сеанс психотерапии. По завершении обсуждения команда врачей принимает решение об оптимальном конечном вмешательстве (например, предлагают домашнее задание для семьи), которое сообщается клиенту. Как говорится, одна голова хорошо, а две или больше – лучше.

Дело в том, что одному человеку наблюдать за всеми членами семьи (особенно если семья большая) достаточно сложно: можно упустить что-то важное из виду. Командный подход устраняет эту серьезную проблему. Однако серьёзный недостаток этого метода – его высокая стоимость.

Ведь одно дело платить одному психотерапевту и совсем другое – целой команде. Однако с развитием видеозаписывающих устройств эта проблема нашла оптимальное решение за счёт видеозаписи терапии, которую терапевт-одиночка может впоследствии внимательно просмотреть (а при необходимости, показать своим коллегам), сделав соответствующие выводы.

Несколько слов об Общей теории систем

Мужская психология в любви

Итак, в основе современной семейной психологии и психотерапии лежит Общая теория систем, для которой характерна «организмическая» модель мира: объектом внимания и воздействия является не отдельный человек, а вся семейная система.

В 1937 году идея наличия общих закономерностей при взаимодействии большого, но не бесконечного числа физических, биологических и социальных объектов была впервые высказана Людвигом фон Берталанфи на семинаре по философии в Чикагском университете. Очевидно, поэтому основателем Общей теории систем принято считать Берталанфи, а этот год годом её основания.

Однако переломным моментом в массовом осознании системности мироздания и человеческой деятельности можно назвать 1947 год, когда появилось понятие самоорганизующейся системы в научной публикации Уильяма Роса Эшби. Обратите внимание, только через 10 лет после выступления Людвига фон Берталанфи на семинаре в Чикагском университете.

Понятие самоорганизации имеет огромное значение в Общей теории систем, поскольку позволяет объяснить функционирование систем, способных к саморегуляции (гомеостаз).

Гомеостаз — это способность системы сохранять постоянство своего внутреннего состояния посредством скоординированных реакций, направленных на поддержание динамического равновесия.

Семейная система, впрочем, как и все системы, способные к саморегуляции, также стремится к поддержанию динамического равновесия, т.е. некоторой стабильности, пусть даже и патологической. Но об этом чуть позже.  

Итак, семейная система имеет следующие признаки:

1) система как целое больше, чем сумма ее частей;

2) что-либо, затрагивающее систему в целом, влияет на каждый отдельный элемент внутри системы;

3) расстройство или изменение в состоянии одной части системы влечет изменение других частей и системы в целом.

Идентифицированный пациент

Понятие гомеостаза в системной семейной психологии неразрывно связано с понятием идентифицированный пациент (ИП). Идентифицированный пациент он же «опознанный пациент», он же «носитель симптома» или «представляющий проблему» — это член семьи, который проявляет необъяснимые эмоциональные или физические симптомы, и из-за которого семья обращается за помощью к психотерапевту.Мужская психология в любви

Идентифицированный пациент – по сути, это некий «козел отпущения», который берет на себя ответственность за поддержание «патологической стабильности» (гомеостаза) в семейной системе во избежание худших вещей, таких как полный распад семьи. Отвлекая внимание от «слонов в комнате, о которых никому нельзя говорить» в таких семьях, ИП переводит все внимание на себя.

Такой феномен наблюдается, в так называемых, дисфункциональных (неблагополучных) семьях, в которых ведётся по выражению авторов книги «Парадокс и контрпарадокс»: «абсурдная игра, в которой игроки намереваются одержать победу, доминировать над другими участниками при том, что главное правило игры запрещает в равной степени как достигать превосходства, так и – напротив – уступать и терпеть поражение».

Причем, как указывают авторы этой книги, о правилах игры никто не говорит в подобных семьях. Эти правила принимаются молча. И самое главное в этих правилах – нельзя выходить из игры, иначе игра закончится.

Возникает парадоксальная ситуация. ИП своим ненормальным поведением привлекает к себе внимание, сплачивая всех членов семьи вокруг своей проблемы и, отвлекая внимание от истинных причин семейных проблем, о которых нельзя говорить. Таким образом, постоянно поддерживается парадоксальная игра, в которой не бывает ни победителей, ни проигравших.

В качестве идентифицированного пациента обычно выступает ребёнок, с приобретёнными патологическими отклонениями для того, чтобы скрыть истинные причины семейных проблем и «спасти» семью от развала. В итоге получается «стабильная семейная система», в которой ведётся парадоксальная игра на грани развала семьи, но не приводящая к развалу. Это и есть патологический гомеостаз.

Для лечения идентифицированного пациента с патологическими отклонениями требуется работа со всей семьей, а не с одним ИП. Поскольку к его патологии привели дисфункциональные отношения между всеми членами семьи. ИП просто выполняет определённую функцию для поддержания стабильности (гомеостаза) семейной системы. И если даже получится проработать патологию только с одним ИП, то при возвращении в семью, патология ИП скорее всего возникнет снова.

Однако проблема в том, что члены семьи не понимают этого. Они видят семейные проблемы только в идентифицированном пациенте. Хотя истинные причины парадоксальной семейной драмы кроются в, так называемой, дисфункциональной коммуникации между членами семьи.

Коммуникация

Коммуникация играет важную, даже скорее ключевую роль в нашей жизни, не говоря уже о семье. Если бы люди не могли общаться друг с другом, то не могло бы существовать общество в том виде, в котором мы его знаем. Да и вообще, разве могла бы возникнуть человеческая цивилизация, не будь коммуникации между людьми?

Мужская психология в любви

Под понятием коммуникации в самом широком смысле следует понимать обмен информацией между людьми. Однако коммуникация – это сложный процесс, при котором участвуют не только слова, но и жесты тела, интонация голоса, темп речи, мимика, поза тела и т.д. Слова передают только малую часть информации. Считается, что примерно 20%.

Большую часть информации во время коммуникации люди получают из жестов. Обмен информацией при помощи речи между людьми называется вербальной коммуникацией. А при помощи жестов, мимики, интонации голоса, темпа речи, движений тела, одним словом, всем тем, что не имеет прямого отношения к словам, называется невербальной коммуникацией.

Невербальную коммуникацию ещё называют «языком тела». Таким образом, коммуникацию можно условно разделить на вербальную и невербальную. Причём на невербальную коммуникацию, о чём уже было сказано выше, приходится около 80% от всей информации. То есть большую часть информации при общении мы получаем всё-таки не из слов, а из жестов.

Итак, коммуникация между людьми представляет собой очень сложный процесс, в котором участвуют не только слова, но и тела общающихся людей. Между тем, не стоит недооценивать силу слова в коммуникации. Слова имеют великую силу!

Недаром основатели НЛП Ричард Бендлер и Джон Гриндер одну из своих книг, посвящённую подробному разбору влияния слов на нашу жизнь, назвали «Структурой магии». Причём книга написана в двух томах.

Конечно, рассмотреть во всех деталях то, как именно влияют слова на нашу жизнь: какие ограничения они накладывают при общении; к каким искажениям они приводят; как они влияют на мышление и пр., в нескольких абзацах одной статьи, не представляется возможным.

Однако в самом общем виде значимость слов в коммуникации мы конечно рассмотрим. Более подробное описание влияния слов на нашу жизнь я рассматриваю в этой статье. Конечно, не так подробно, как это делают создатели НЛП, но тем не менее…

Первый важный момент, на который следует обратить особое внимание, состоит в том, что любое слово является всего лишь ярлыком, обозначающим какой-то предмет, свойства предмета или отношения между предметами. То есть слова не являются самим миром, а являются только некими картами, при помощи которых в той или иной мере мы описываем мир!

Однако мир слишком большой для того, чтобы его можно было точно описать словами.  В нём находится огромное количество различных предметов и явлений, которые имеют свои особенности. Причем, даже вполне одинаковые предметы отличаются друг от друга. Разумеется, для каждого из них невозможно придумать отдельное название.

Поэтому мы вынуждены классифицировать и структурировать предметы и явления по аналогиям, категориям, свойствам, видам, группам, подгруппам и т.д. и пр. В результате такой классификации и структуризации, описание мира подвергается двум основным процессам – упрощению и обобщению.

Это значит, что любое слово содержит в себе большое количество упрощенной и обобщенной информации. Подобно дорожной карте, на которой изображены основные сооружения в виде значков и условных обозначений. Но Вы не увидите на этой карте подробных фотографий сооружений. Да оно и не нужно. Ведь тогда карта получится слишком громоздкой.

Точно также и общение между людьми было бы слишком долгим и утомительным, если бы люди смогли обозначать каждый отдельный предмет своим собственным названием и перечисляли бы при общении все названия. Итак, слова – это упрощенные карты, обозначающие какие-то части территорий. Это первый важный момент, на который следует обратить внимание.

Второй важный момент состоит в том, что слова имеют разный уровень обобщения и упрощения. Подобно дорожным картам – одни более подробные, другие – нет. Например, слово «сок» более подробное по сравнению со словом «напиток». Слово «напиток» более подробное по сравнению со словом «жидкость». Слово «бежать» более подробное по сравнению со словом «двигаться».

Однако здесь всё ещё достаточно просто. По крайней мере, не возникает особых сложностей ни при общении, ни при осмыслении.

Проблемы начинаются тогда, когда слова обозначают целые события или «застывшие во времени процессы». Например, такие слова как: «война», «дружба», «любовь», «забота» и др. обозначают застывшие во времени процессы. И здесь начинаются настоящие проблемы.

Дело в том, что подобные слова скрывают в себе огромное количество упущенной информации. И представление о них у каждого человека своё собственное, поскольку их значения люди познают постепенно, исходя из своего личного опыта. А опыт у нас у всех разный. Следовательно, и представления о значениях этих слов совершенно разные.

Например, что Вы понимаете под словом «дружба»? Могут ли входить в это понятие элементы предательства? И опять же, что Вы понимаете под словом «предательство»?

Создатели НЛП придумали небольшой мысленный тест для определения слов, о которых у людей имеются свои собственные представления, и по поводу которых в общении возникают сложности, из-за разных представлений.

Если всё что, обозначают слова, можно загрузить в телегу и увезти, то такие слова не будут вызывать проблем при общении. Например, стол, стул, подушка, бегемот, ящик и пр. можно погрузить в телегу и увезти. Значит, эти слова не вызовут проблем при общении.

Такие слова как: любовь, дружба, предательство, коммунизм и пр., нельзя погрузить в телегу и увезти. Значит, эти слова будут представлять проблемы в общении, поскольку представления о том, что они обозначают, у людей будут разные.

Итак, второй важный момент, на которой следует обратить внимание, состоит в том, что существуют слова, которые скрывают в себе огромное количество упущенной информации, из-за чего у людей имеются свои собственные представления об их значениях. Что в итоге может приводить к проблемам при общении. 

Третий важный момент, на который следует обратить внимание, заключается в том, что слова многозначны. Одно и тоже слово может обозначать разный смысл в зависимости от того, в каком контексте оно употребляется. То есть слова приобретают смысл не в одиночку, а в сочетании друг с другом и/или в сочетании с невербальными жестами.

Например, сидеть можно на стуле или в тюрьме. Любить можно собаку, девушку или любить выпить и закусить. Словосочетание я такой может приобретать различные значения в зависимости от того, каким тоном оно будет сказано.

Психологи выделяют несколько значений слова «нет», сказанное в зависимости от интонации. Иногда оно звучит как «да», иногда как «может быть», иногда как твердое «нет» и пр.

Итак, третий важный момент, на который следует обратить внимание, состоит в том, что слова приобретают смысл в определённом контексте. Контекст же в свою очередь придает отдельным словам определённый смысл не только в сочетании с другими словами, но и в сочетании с невербальными жестами, которыми сопровождается сообщение (в случае общения вживую).

И, наконец, четвертый важный момент, на который следует обратить внимание, состоит в том, что сообщения могут быть неоднозначными, а также противоречивыми.

Мужская психология в любви

Первый случай (случай неоднозначности) возникает, если можно так выразиться, из-за «неправильного» сочетания слов в предложении. В психолингвистике подобное явление называется амфиболия, амфибология или синтаксическая неоднозначность, структурная неоднозначность.

Например, предложение «Женщина держала ребенка в зеленом одеяле» можно понять двояко: а) ребенок завернут в зеленое одеяло; б) женщина использует зеленое одеяло как инструмент, чтобы держать ребенка.

Еще пример, предложение «Я рад, что я мужчина, и Лола тоже» можно понять в нескольких значениях: а) Лола и я оба рады, что я мужчина; б) Я рад, что мы с Лолой оба мужчины; в) Я рад, что я мужчина, и Лола тоже рада быть мужчиной.

Второй случай (сообщение противоречиво) возникает тогда: а) когда вербальная и невербальная составляющие сообщения противоречат друг другу и/или б) когда в одном контексте содержатся два противоречивых предложения. В психолингвистике такое явление называется двойное послание, двойная связь или двойной узел.

Концепция двойного послания была разработана Грегори Бейтсоном и его сотрудниками (Д. Джексон, Дж. Хейли, Дж. Уикленд) в ходе проекта Пало-Альто в 1950-х годах. И сыграла ключевую роль в теории шизофрении. Группа Г. Бейтсона много работала с лицами, имеющими диагноз «шизофрения», и их семьями, проводя длительные сеансы бесед, которые записывались на магнитофон, а затем анализировались.

Мы не станем углубляться в эту теорию, а приведём только несколько примеров, наглядно демонстрирующих её суть. Для случая «а» (когда вербальная и невербальная составляющие противоречат друг другу) может послужить пример общения матери со своим ребёнком, где наблюдается несоответствие между мимикой матери, тоном её голоса, выражающими неодобрение, и её словами одобрения.

Например, ребёнок может поделиться с матерью своей мечтой о том, что когда он вырастит, то обязательно станет космонавтом. Мать, выражая мимикой и тоном голоса насмешки вроде «такой наивный», может ответить ему: «Конечно, ты станешь космонавтом». Ребёнок не поверит матери, потому что в ее голосе и мимике будет звучать насмешка. И постепенно откажется от своей мечты.

Муж может ненавистным голосом сказать жене: «Конечно, я люблю тебя!» Вряд ли жена, услышав ненависть в голосе мужа при звучащих словах о любви к ней, поверит ему.

Для случая «б» (когда в одном контексте содержатся два противоречивых предложения) наглядными примерами могут послужить предложения: «Приказываю тебе не выполнять моих приказов» или «Стой там — иди сюда».  

Учитывая выше перечисленные важные моменты, можно легко показать, что одной из главных причин психологических проблем, возникающих в семье, в том числе приводящих к серьёзным патологиям, таким как шизофрения, и требующих вмешательства психотерапевта, является дисфункциональная коммуникация.

Дисфункциональная коммуникация

Как мы убедились на наглядных примерах, в коммуникации между людьми могут возникать серьезные трудности, из-за разного понимания смысла сообщений.

Причём, как мы увидели, трудности возникают не только из-за того, что люди вкладывают разное содержание в слова, при помощи которых они обмениваются информацией, но и из-за того, что в сообщениях присутствует невербальная составляющая, которая может существенно менять смысл сообщений.

Причем, отследить невербальную составляющую очень сложно, поскольку она практически не осознаётся. Если, конечно, на это специально не обращать внимание.

Конечно, этих трудностей в коммуникации можно избежать, если конкретизировать сообщения, задавая собеседнику уточняющие вопросы. Однако проблема в том, что большинство людей практически не знают всех тонкостей коммуникации. Поэтому уточняющие вопросы они рассматривают как какое-то издевательство или насмешку. Как отмечает В. Сатир:

«Если отправитель является дисфункциональным коммуникатором, он может отреагировать на просьбу об уточнении множеством различных способов. Но все они, как правило, исключают возможность обратной связи. Он может дать открытый отпор таким просьбам: «Вы прекрасно знаете, что я имею в виду». «Я был предельно конкретен». «Вы меня слышали».

Он может повторить то, что только что сказал, не изменив ни слова…» и т.д.

Таким образом, под дисфункциональной коммуникацией следует понимать такую коммуникацию, которая запутывает собеседника, не давая ему возможности понять, что именно имел в виду отправитель сообщения. Давайте с Вами рассмотрим некоторые примеры дисфункциональной коммуникации. Привожу небольшой отрывок разговоров психотерапевта (Т.) и супругов: жены (Ж.) и мужа (М.), взятый из работы В. Сатир «Психотерапия семьи»:

а) «Ж.: У нас не было хлеба к обеду. Он забыл.

Т.: Вы имеете в виду вашего мужа?

Ж.: Да.

Т. (обращаясь к мужу): Вы знали, что в доме не было хлеба?

М.: Нет, черт возьми, не знал…

Т.: Вспомните,   она говорила вам об этом?

М.: Да нет же, она не говорила. Если бы я знал, я бы зашел в булочную по дороге домой.

Т. (обращаясь к жене): Вспомните, говорили ли вы ему, что в доме нет хлеба и что ему нужно зайти в булочную?

Ж.: Ну, может быть, я и забыла. Но он же должен был это знать!

б) Вот еще один пример того, как значение сло­ва может ввести в заблуждение:

М.: Она никогда не подходит ко мне и не целует меня. Я всегда начинаю первым.

Т.: Как вам кажется, вы именно так ведете себя с вашим мужем?

Ж.: Да, я бы сказала, что он демонстративен. Я не знала, что он ожидал от меня подобных действий.

Т.: Вы когда-нибудь говорили вашей жене, что вам бы хотелось, чтобы она более открыто проявляла свои чувства?

М.: Ну, нет, но я думал, она знает.

Ж.: Нет, как я могла знать? Ты всегда говорил, что не любишь агрессивных женщин.

М.: Нет, я не люблю доминирующих.

Ж.: Я думала, ты имеешь в виду женщин, которые начинают первыми. Как я могла знать, чего ты хо­чешь?

Т.: Вы бы имели больше представления об этом, если бы он смог рассказать вам.»

В. Сатир отмечает, что дисфункциональные коммуникаторы совершенно не понимают того факта, что люди не могут знать о том, что у них творится в голове. Из разговоров это хорошо видно, когда жена говорит: «Он забыл», а терапевт переспрашивает: «Вы имеете в виду вашего мужа?» Женщине совершенно невдомек, что окружающие не могут знать, о ком она говорит.

Поэтому неудивительно, что у жены складывается впечатление, что её муж каким-то таинственным способом должен был догадаться, что в доме нет хлеба, и купить его.

Подобная коммуникация настолько распространена в обществе, что в НЛП ей придумали своё название. Она называется – искажение «чтение мыслей». Причём исследователи его условно разделяют на два типа.

Первый тип «чтения мыслей» предполагает то, что человек каким-то таинственным и непонятным образом, не имея каких-либо непосредственных доказательств, узнаёт о том, что окружающие думают и чувствуют. Вот несколько примеров:

— Я знаю, что он будет несчастен без меня.

— Он был очень зол, но не показывал вида.

— Я абсолютно уверен в том, что ему не понравилась поездка в город, просто он не сказал мне об этом.

Второй тип «чтения мыслей» относится к тому, что окружающие этим же таинственным способом должны знать, чего хочет от них получить индивид. Этот тип «чтения мыслей» из нашего примера, взятого от В. Сатир. Жена считает, что муж умеет читать её мысли.

Понятное дело, что человек, употребляющий в коммуникации подобного рода предложения, не сможет донести до окружающих того, чего он в действительности от них хочет. Положение дела еще усугубляется тем, что вопросы, направленные на прояснение сообщения, раздражают такого коммуникатора.

Поэтому семейному психотерапевту еще нужно найти способ разрешить эту проблему. И это на самом деле серьезная задача любого семейного психолога.

Между тем, это еще не самая «страшная» дисфункциональная коммуникация. И далеко не единственная. Специалисты классифицируют дисфункциональную коммуникацию по видам искажения: искажение сравнения, искажение причинно-следственных связей, искажение личное мнение и пр.

Мы не станем рассматривать эти искажения, а отметим лишь то, что каждое из них имеет свои особенности. Но в то же время, их объединяет одна общая черта – они не только искажают коммуникацию, но и сильно ограничивают мышление человека. Ведь любой человек, прежде всего, общается сам с собой.

Однако стоит отметить, что есть куда более разрушительная коммуникация – это коммуникация двойного послания. Причём в тех случаях, когда двойное послание происходит между рассогласованием вербальной и невербальной составляющими сообщения. Такую коммуникацию в НЛП называют неконгруэнтной (несогласованной).

А разрушительная она в первую очередь потому, что приводит к серьёзным психическим расстройствам: шизофрении, слабоумию и пр.  Конечно, для того чтобы человек свихнулся, он должен находиться долгое время под воздействием неконгруэнтной коммуникации.

Как правило, такими людьми являются дети, у которых, по сути, нет никакой возможности покинуть семью, в которой неконгруэнтная коммуникация является основным способом общения.  

Длительный опыт существования в условиях ситуаций двойного послания, как отмечает Г. Бейтсон: «нарушает способность человека обмениваться с людьми сигналами, которые сопровождают сообщения и указывают, что имеется в виду».

То есть человек под длительным воздействием неконгруэнтной коммуникации начинает игнорировать невербальные сигналы (тон, жесты, мимику лица, интонацию голоса и пр.), придаваемые сообщению определённый смысл. То есть человек перестаёт понимать, где шутка, а где правда. Разумеется, ему как-то нужно приспособиться реагировать на противоречивые сообщения.

Поэтому со временем человек начинает либо во всяком высказывании подозревать скрытый смысл либо, наоборот, воспринимать всё сказанное буквально. Другими словами, у «жертвы» ситуаций неконгруэнтной коммуникации возникают серьезные психологические расстройства.

Семейный сценарий

Однако не только дисфункциональная коммуникация в семье является одной из главных причин психологических семейных проблем, но и низкая самооценка основателей семьи – супругов. Причём, как правило, эти два важных аспекта связаны между собой. И идут рука об руку друг с другом.

Низкая самооценка порождает дисфункциональную коммуникацию сначала между супругами, а затем, когда появляются дети, и между всеми членами семьи. А та (дисфункциональная коммуникация) в свою очередь усиливает низкую самооценку. Получается «заколдованный круг», выбраться из которого не так просто.

Происходит это следующим образом. Изначально партнеры (будущие муж и жена), имея собственные низкие самооценки (т.е. думают сами о себе в негативных тонах, например, считают себя некрасивыми, никчёмными, неумелыми и пр.), стараются найти себе некоего «спасителя». Для того, чтобы он (или она) спас (или спасла) их от самих себя.

Однако низкая самооценка родителей не только заставляет искать себе «спасителя» в образе супруга, когда её обладатель находится на стадии холостяцкой жизни, но и привязывает их к собственным родителям. Боясь взять на себя ответственность за принятие собственных решений, люди с низкой самооценкой не способны покинуть родительское гнездо, чтобы начать самостоятельную жизнь.

Это не значит, что они не создают собственные семьи. А скорее создают их как бы совместно со своими родителями, ни на шаг, не отходя от «мамкиной юбки». И что самое интересное, ищут себе родителей в лице своих будущих супругов. И зачастую видят родителей в людях, которых они считают «старшими» (более компетентными, более умными, более продвинутыми и пр.). 

«Тесная связь между родительским признанием, — пишет В. Сатир, — самооценкой, независимостью и осознанием соб­ственной уникальности особенно видна в том слу­чае, когда мы наблюдаем, как дисфункциональ­ная личность (ставший взрослым непризнанный ребенок) до сих пор привязана к родителям, или к замещающим родителей персонам, или же от­носится к своему сексуальному партнеру так, как если бы это был родитель.

Такой взрослый надолго остается в родитель­ском доме и после того, как он уже вырос.

Или же он продолжает быть в значительной степени вовлеченным в жизнь своих родителей. Он пытается вернуться к ним снова и снова. Или он позволяет им вернуться к нему. Или же он живет в доме по соседству и наве­щает их так часто, что ему зачастую сложно провести грань между их домом и его собст­венным.

Или же он покидает своих родителей, но про­должает искать признания у замещающих роди­телей персон вне дома (на работе, у старших друзей и т. д.). Он может выбрать одну из таких персон как «партнера» и вступить в брак, но относиться к этому человеку как к родителю.»

Каким-то образом происходит встреча будущих супругов. Каждый из них изначально считая себя «плохим», первое время изо всех сил старается скрыть это от своего партнера. И пытается выглядеть «хорошим» в его глазах. Партнер же, в свою очередь, также изначально считая себя «плохим», замечает только «хорошее» в своём партнере.

И надеется на то, что его партнер и является его «спасителем», который сможет его «принять такого плохого». И позаботится о нём. Конечно, кто же ещё, как не его партнер «такой хороший» сможет «терпеть такого плохого» как он (она) и заботиться о нём?!  

Но поскольку идеальных людей не бывает (в каждом человеке есть, как «хорошее», так и «плохое») постольку постепенно партнеры начинают замечать друг в друге «плохое», и обвинять в этом друг друга. Надежда на родительскую опеку в образе супруга не оправдывается… Наступает разочарование… Возникают обиды, скандалы и пр.

Однако стоит заметить, что поскольку изначально партнеры пытались скрыть друг от друга правду о себе (считая себя «плохими»), постольку коммуникация между ними изначально была дисфункциональная. То есть партнеры не пытались уточнять, что у них друг у друга на уме, потому что боялись разочаровать друг друга.

Когда появляются дети, эти же проблемы (низкая самооценка родителей и дисфункциональная коммуникация между ними) начинают распространяться и на них. Ведь дети волей неволей копируют модели поведения своих родителей, а также участвуют в коммуникации семьи.

В итоге заражается вся семья. И здесь, в зависимости от «силы» низкой самооценки родителей и «дисфункциональности» коммуникации в семье, могут возникать различные психологические проблемы и патологии. А также появление идентифицированного пациента, который поддерживает стабильную патологию всей семьи, пытаясь скрыть истинные причины.

Стоит ли говорить о том, что низкая самооценка родителей, которую они постепенно передают своим детям, была унаследована каждым из них от своих родителей, а те, в свою очередь, унаследовали её от своих родителей и т.д.

Конечно, помимо низкой самооценки здесь имеют место, так называемые, «наследственные модели поведения» или «семейные сценарии», передающиеся из поколения в поколение.

Мужская психология в любви

«Наследственные модели поведения» или «семейные сценарии» — это повторяющиеся из поколения в поколение шаблонные модели поведения членов семьи. Сюда же входят представления человека, осознанные им или нет, о том, как должно быть «правильно» в их семье.

Например, если в семье, где вырос мальчик, семейным бюджетом строго распоряжался отец то, создав семью и став мужем, он не будет позволять принимать участие своей жене в планировании семейного бюджета.

Учитывая тот факт, что подобные «привычки» относятся практически ко всем жизненным сферам, начиная от семейного бюджета и заканчивая воспитанием детей, следует иметь в виду, что здесь же передаются из поколения в поколение такие разрушающие и патологические модели поведения как: алкоголизм, наркомания, воровство, шизофрения и пр.

То есть поговорка яблоко от яблоньки недалеко падает, подходит здесь как нельзя лучше. Однако это не значит, что не бывает исключений из правил. Исключения бывают, хотя и достаточно редки. Всё-таки, как правило, дети наследуют модели поведения своих родителей.

Между тем, исключения из правил делают возможным прогресс. Даже больше, исключение из правил лежат в основе теории эволюции Ч. Дарвина.

Психотерапия семьи

 Мужская психология в любви

Итак, мы с Вами выделили три основных фактора, лежащих в корне семейных психологических проблем, зачастую приводящих к серьезным патологиям. Это низкая самооценка родителей, дисфункциональная коммуникация в семье и неэффективные наследственные модели поведения родителей. Поэтому вся психотерапия семьи сосредоточена вокруг этих центральных факторов.

Другими словами, членам семьи, а в первую очередь, конечно же, родителям (поскольку они являются главными в семье), психотерапевт должен как-то объяснить причины их семейных проблем, заключающиеся в этих взаимосвязанных факторах. Научить их вырабатывать новые более эффективные модели поведения и способы коммуникации, а также решить вопрос с их низкой самооценкой.

Однако на деле это одна из сложнейших задач психотерапевта, учитывая тот факт, что дисфункциональные личности любую критику в свой адрес и необходимость изменения своих привычек рассматривают, как угрозу их личности. Поэтому просто рассказать всем членам семьи или родителям, в чём именно заключается их проблема, и что нужно сделать для того, чтобы решить эти проблемы, не получится. Вернее получится, но эффект будет прямо противоположным. 

То есть объяснять причины семейных проблем членам семьи, а также обучать их новым моделям поведения и коммуникации нужно каким-то «хитрым» способом. А не напрямую. Но ни в коем случае не критикуя и не осуждая их поведение и коммуникацию. Для начала давайте с Вами посмотрим, что именно должны осознать члены семьи для того, чтобы начать изменяться. Начнём с низкой самооценки.

Здесь самое главное, показать членам семьи, что все люди разные. И  что в этом нет ничего страшного и необычного. Напротив, каждый человек уникален в своём роде. И поскольку люди разные, они не могут, и не должны думать и чувствовать об одних и тех же вещах и событиях так, как это делает кто-то другой. И они имеют полное право быть такими, какие они есть. Вот как об этом говорит В. Сатир:

«У двух человек не может быть одинакового мнения по всем вопросам. Два человека не могут все время испытывать по от­ношению к чему-либо сходные чувства. Два человека не могут хотеть одного и того же и в одно и то же время. У каждого человека свои представле­ния о том, что и когда нужно делать. Фактически мы являемся автономными, отличными друг от друга, уникальными существами.

 И в то же время мы зависим от окружающих. Мы нуждаемся в их помощи, чтобы получить многое из того, чего хотим (или в том, чтобы они не препятствовали нам в наших действиях). Мы также нуждаемся в признании окру­жающими нашего существования и личностной ценности.»

Конечно, сложно донести это до людей с низкой самооценкой, которые естественные различия воспринимают, как что-то ненормальное и неприемлемое. Поэтому здесь психотерапевты идут на некоторые хитрости. Например, начинают говорить о том, что у всех членов семьи разные вкусы: одному нравится шпинат, другому –  морковь, третьему – помидоры и т.д. И что это нормально иметь разные вкусы.

Затем постепенно психотерапевт подводит разговор к тому, что различия касаются не только вкусов, но и чувств и мнений и пр. Или психотерапевт может начать разговор про естественные различия между женщиной и мужчиной, а затем постепенно перевести разговор ко вкусам, мнениям и чувствам.

А сейчас давайте немного поговорим о наследственных неэффективных моделях поведения, которые, так или иначе, связаны с низкой самооценкой, которая также передается по наследству.

Первое, что необходимо донести до обладателя неэффективного поведения, это то, что в любом человеке есть противоположности: радость – грусть, смелость – трусость, любовь – ненависть и пр. И что эти противоположности не являются ни плохими, ни хорошими. Они просто есть и нужны человеку для нормального существования.

Например, страх и злость нужны нам для того, чтобы защищать нас. Другое дело, что не всегда люди используют их по назначению. Например, нужно бояться высоты или разъяренного медведя, которые представляют реальную угрозу нашему существованию. Но не нужно бояться задавать вопросы, если Вы что-то не поняли. Потому что это неэффективная реакция на событие.

Человек реагирует на какие-либо события неадекватно и/или неэффективно потому, что его научили так реагировать. Однако эти реакции не «зашиты» в нём навечно. Их можно изменять. И для этого есть множество инструментов. Это второй момент (модели поведения можно изменять), который нужно каким-то образом донести до обладателя неэффективного и/или неадекватного поведения.

Другое дело, что нужно будет прилагать определённые усилия. Но это уже другой вопрос.

Проблема в том, что заученные реакции (адекватные они или неадекватные) проявляются автоматически, и люди не в состоянии их контролировать. Они бы и рады изменить своё поведение (в случае неадекватных реакций), но ничего не могут с собой поделать, потому что не знают, как это сделать. Разумеется, человеку не нравится в себе такое неадекватное поведение.

Отсюда появляются убеждения: «я ни на что не годен», «я никчемный», «я бестолковый», «мне всегда не везёт», «я неудачник», «я ничего не умею» и пр. То есть человек низко оценивает себя. Не хочет принимать себя таким. И ужасно себя за это не любит, скорее даже ненавидит.

Здесь же может проявляться целый набор негативных чувств: зависть, вина, обида и пр. Включаются, так называемые, механизмы психологической защиты: чтобы оправдаться в собственных глазах, человек начинает сравнивать себя с окружающими, пытаясь найти в них какие-то изъяны.

Возникает самообман (как разновидность психологической защиты): постоянные самооправдания своим неадекватным реакциям. И как следствие негативное мышление. Человек может попасть в, так называемый, треугольник Карпмана: преследователь – спасатель – жертва.

И всё из-за боязни признаться самому себе в том, что он думает сам о себе в глубине души. А думает сам о себе обладатель неэффективного поведения и мышления тоже, разумеется, очень плохо. И ужасно боится, что об этом догадаются окружающие.

В итоге всё внимание человека сосредоточено на том, чтобы найти в окружающих какой-то изъян, и в очередной раз сказать себе: «Я не такой плохой, как думаю о себе по сравнению с ним». Отсюда и желание найти себе спасение в своём партнере, который не оправдывает его надежд, потому что сам искал спасения.

Конечно, объяснить это напрямую дисфункциональной личности, как и в случае с различиями людей, вряд ли получится. Как правило, такие люди начинают отрицать или оправдывать свои неадекватные модели поведения (или модели, которые они считают неадекватными). Естественно, человек всю жизнь себе пытается доказать, что он не такой «плохой», как думает сам о себе. С чего это он будет признаваться? Поэтому и здесь психотерапевты идут на разные хитрости.

Например, терапевт может использовать завуалированный текст, в котором имеется скрытый смысл, направленный на бессознательную часть разума клиента (скрытый смысл выделен жирным шрифтом). Он может напомнить клиенту о том, как тот обучался в школе писать буквы.

«Приходилось долго учиться писать буквы, ведь их много, — может сказать терапевт. И продолжить, —  К тому же они разные: строчные, заглавные, печатные, прописные…Вы часто ошибались, пока учились писать. Но Вы не винили себя за это, а продолжали дальше учиться.И в итоге справились с этой задачей. Вы научились писать!» и пр.

Для бессознательной части разума клиента (подсознание воспримет текст в другом смысле) это будет означать: «Вам придётся долго учиться, потому что их много (моделей поведения) и они разные. Вы можете часто ошибаться, пока будете учиться. Но Вам не стоит себя за это винить, а просто надо продолжать учиться дальше. И в итоге Вы справитесь с этой задачей».

Таким образом, подобный текст (текст со скрытым смыслом) позволит клиенту настроиться на обучение и понять, что любые модели поведения (адекватные или неадекватные, эффективные или неэффективные) заучиваются постепенно, и их можно изменять. Хотя для этого придётся приложить определённые усилия.

Можно также задавать вопросы членам семьи, при помощи которых они будут осознавать свои проблемы. Например, спрашивать их по очереди: «Как Вы выражаете свой гнев?» или «Как Вы понимаете, что папа (мама) злится на Вас?».

Существуют сотни, если не тысячи разных способов и техник, как помочь клиенту осознать свои проблемы так, чтобы он, что называется, не стал сопротивляться позитивным изменениям.

Одной из наиболее широко используемых на сегодняшний день техник, используемых в семейной терапии, является, так называемая, системно-семейная расстановка, позволяющая членам семьи, как бы со стороны увидеть себя и осознать свои поведение и способы коммуникации.

Однако следует отметить, что это только общее название большого количества разных подходов к терапии семьи, общая суть которых заключается в том, что члены семьи могут наблюдать себя со стороны и осознавать свои проблемы.

В одних техниках члены семьи сами участвуют в расстановке, разыгрывая определенные роли и слушая комментарии психотерапевта. В других – расстановка делается либо специально приглашенными «актерами», либо членами группы, не имеющими прямого отношения к семье, проблемы которой рассматривает психотерапевт (в случае если работа проводится в группах). 

Кроме того, системно-семейная расстановка может проводиться как со всей семьёй, так и в индивидуальном порядке.

Также стоит отметить, что системная семейная терапия, не смотря на то, что она «системная», может проводиться не со всей семьёй, а только с некоторыми её членами. Это актуально тогда, когда в семье есть дети до 4-5 лет, которым нет смысла присутствовать на сеансах психотерапии в виду их малого возраста. 

Вместо эпилога

Итак, мы с Вами немного познакомились с современной системной семейной психологией и психотерапией. Рассмотрели в сжатом виде, на мой взгляд, основные моменты этого направления психологии, которое в последнее время набирает свои обороты.

Однако мы не указали общий план действий, который следовало бы соблюдать психотерапевту, начинающему работать с семьёй. Дело в том, о чём мы уже говорили выше, что в настоящее время существует множество различных техник и подходов к терапии семьи, каждая из которых предлагает свой план действий.

А учитывая специфические проблемы каждой семьи, вполне очевидно, что выделить такой план ещё сложнее. Другими словами, к каждой семье нужно иметь индивидуальный подход.

Между тем, какими бы различными семьи не были, и какие бы различные проблемы у них не были, в них всегда можно будет выделить общие принципы, которые присущи всем семьям, и которые мы рассмотрели в этой статье.

Скорее даже эти принципы присущи всем человеческим существам. Потому что, не смотря на все наши различия (физические, психические, социальные и пр.), мы имеем много общего.

И самое главное, что всех нас связывает – это коммуникация. А движут нами всеми – эмоции и чувства. Поэтому основные причины психологических проблем нужно всегда искать в этом.

С уважением, Долгоновский Александр!

Оцените статью
ManHelper.ru
Добавить комментарий